Турист и море

О рыбалке ночью и зубастых барракудах

Лодка шла быстро. Острова горбились на фоне начинающего все быстрее темнеть неба. Зеленоватые и желтые огоньки домов на континенте качались на волнах, то появляясь, то исчезая за горизонтом.  Только купол над головой в неподвижности хранил свое молчание, раскинув над нами сеть из перемигивающихся звезд и созвездий. Ветер сильный – на небе ни облачка. Шум мотора лодки не нарушал эту тишину и покой, лодка была здесь своей.

Капитан-таец так расслаблено сидел за штурвалом, как только умеют в этой стране с теплым обволакивающим воздухом. Кто-то из команды спал, кто-то курил на борту, задумчиво уставившись в темноту воды и воздуха.

Стало понятно, что мы подъезжаем, когда самый маленький и юркий из всей команды проворно забрался на крышу рубки и открепил лампы, которые теперь освещали море по оба борта лодки. Кто-то из туристов, отправившихся на ночную рыбалку, а теперь находящихся в ленивом ожидании представления, замолчал. Мотор начал работать неравномерно – мы выбирали «рыбное» место. Капитан теперь сосредоточено смотрел на экран эхолота.

Тайцы успели незаметно приготовить поесть и подготовить удочки. На столе стояли тарелки с белым рисом, овощным рагу, рисовой лапшой в соусе, мясом и курицей. Кто-то из туристов с опаской посмотрел на одну из тарелок, где краснели щедро добавленные кусочки чили. Один из компании резким движением и не без бравады отправил ложку этого блюда в рот. Тут же последовали заверения, что это совсем не остро. Огоньки чили плясали на языке, разжигая аппетит все больше. Принесли ананасы и арбуз.

Расслабленные едой и горячительными напитками будущие рыбаки начали обсуждать, что клева нет. Удочки одиноко торчали в креплениях у борта. Кто-то сосредоточено смотрел на воду, сидя рядом с удочкой, изредка вставляя какие-то реплики в общий разговор. Самый маленький из тайской команды вдруг резко закричал и бросился к одной из удочек. Клевало. Несколько секунд и из воды показалось что-то странное и извивающееся, закручивающееся в клубок, скользящее по самому себе и вокруг невидимой оси – крючка. Цвет бежевый, неприятный и несвежий. Мурена.  Показались темные, хищно-пустые глаза, морда с неопрятно торчащими зубами.  Таец произвел странную манипуляцию с ведром , и мурена безвольно повисла на крючке. Ее спустили в море. С этого момента стало клевать.

Тайцы кричали что-то по-тайски, подбадривали рыбаков, у которых клевало, на русском – «давай-давай». Одна за другой сменялись наживки с кусочков кальмара, на небольших рыбок – так можно было поймать барракуду. В темных водах что-то мелькало и белело. Первая барракуда, длинная и зубастая. Иногда рыбы откусывали леску. Теперь, когда у кого-то клевало, первый удачливый рыбак вставал рядом и руководил процессом вытаскивания рыбы. На другом борту появился еще один обладатель барракуды, потом второй, третий. Теперь то там, то здесь из-за борта появлялись длинные, вытянутые тела рыб, которые после фотосессии отправлялись засыпать беспокойным сном под столик с кофе и горячей водой.

Девятнадцать барракуд, и мы идем в сторону Ко Чанга. Подходим к пирсу деревни Банг Бао. Оказывается, маяк не светит по ночам.

Заказать ночную рыбалку на острове Ко Чанг

Комментарии:

  1. Замечательно написано!
    Ощущение присутствия…
    Да еще с фотографиями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *